загрузка страницы
 

Под знаком 25-й главы
или как поссорились Карен Иосифович
с Александром Сергеевичем

В конце января прошла выставка «Бухгалтерский учет и аудит –2002»

Снова в нашем зале...

Открытие прошло со всеми полагающимися атрибутами: ножницами, красной ленточкой и большими людьми. Присутствовали руководитель департамента бухучета и отчетности Минфина, главный идеолог бухгалтерского учета Александр Бакаев, руководитель департамента налогообложения прибыли МНС, главный идеолог учета налогового - Карен Оганян, директор фирмы «1С» Борис Нуралиев (в неизменной желтой толстовке), а также другие важные персоны, имеющие отношение к бухучету и аудиту.

Выступавшие говорили почти одно и то же: какая замечательная выставка, я тут в девятый (восьмой, седьмой, третий, первый - нужное подчеркнуть) раз, какие у нас хорошие бухгалтеры, какие у нас замечательные фирмы-участницы. Несколько оживил обстановку Александр Бакаев. Он не без злорадства отметил, что переход на новый План счетов по сравнению с введением налогового учета - сущий пустяк.

Потом слово взял опоздавший Карен Оганян и заявил, что они с Александром Сергеевичем «как дружили, так и будут дружить». На что его «друг» энергично замотал головой, всем своим видом показы­вая, что «не дружили и не будем».

После этого всех желающих пригласили в конференц-зал, где чиновники должны были ответить на вопросы собравшихся. Отправилась туда и я. И не пожалела.

Вы, конечно, тоже думаете, что все эти достойные люди собрались для того, чтобы ответить на вопросы бухгалтеров по 25-й главе и другим новым документам? Как бы не так. Было такое ощущение, что они пришли для того, чтобы убедить себя и нас в том, что к кошмару, который сейчас творится в бухгалтериях, не имеют ни какого отношения.

Поиски виноватого

Разногласия между МНС и Минфином по поводу налогового учета оказались настолько велики, что их представители даже не старались это скрывать. Идеологи двух учетов сразу обвинили друг друга во всех бедах бухгалтеров. Причем Бакаев чувствовал себя куда увереннее. Еще бы: новый План счетов, из-за которого Александра Сергеевича поминали, на чем свет стоит и на прошлой выставке, в этом году уже почти никого не интересовал. А вот налоговый учет волновал всех.

Сначала Александр Бакаев, дол­го распространявшийся о том, сколько проблем будет у бухгал­теров из-за налога на прибыль, скромно заметил: «И мы будем ра­ботать. В этом году по плану мы должны выпустить восемь новых ПБУ». Правда, потом он признал­ся: «У меня есть голубая мечта - остановиться, чтобы в следующем году ничего не принимать. Просто оглядеться и посмотреть, что же мы такое сделали». «Давно пора», - зашептали в зале.

Потом выступал Карен Оганян. Смысл его слов сводился к тому, что ни МНС, ни тем более он лично не виноваты в том, что бухучет уже де­сять лет развивается без оглядки на налоговое законодательство. К тому же налоговый учет придумали за­конодатели, а не МНС. Так что ми­нистерство тут вовсе ни при чем и давно могло бы умыть руки, но только из-за любви к бухгалтерам разработало регистры. Сошлись Александр Сергеевич и Карен Иоси­фович только в одном: пути бухуче­та и учета для целей налогообложе­ния разошлись настолько, что сбли­жать их сейчас бесполезно.

Наблюдая за этой перепалкой, в зале не знали, плакать, смеяться или возмущаться. Так что Бориса Нуралиева приняли как родного. Говорил директор «1С» вещи логич­ные и понятные. Что им («1С» и другим разработчикам бухгалтер­ских программ) эти изменения уже тоже порядком надоели. Что они уже не успевают переделывать свои программы, и если кто-то думает, что производители на этом нажива­ются, то он глубоко заблуждается. Борис Нуралиев рассказал, что экс­перты и программисты ломают го­лову не меньше, чем бухгалтеры, потому что разъяснении нет, окон­чательный вид 25-й главы остается загадкой, а пользователи уже требуют обновлений.

Тут снова «подлил масла в огонь» Карен Оганян, с невинным видом сообщивший, что к 25-й главе должны появиться изменения. «По не очень оптимистичным, но не са­мым пессимистичным прогнозам», в конце февраля - начале марта. Но тут же «успокоил» присутствую­щих, добавив, что «дорогие бухгал­теры могут не волноваться»: по­правки вступят в силу задним числом - 1 января 2002 года.

Это сообщение вызвало в зале бурю эмоций. «Так они же улучша­ют положение налогоплательщиков, - начал оправдываться руководитель департамента прибыли. - А если какие-то и ухудшают, вы можете их применять только с 1 января 2003 года...» Но бухгалтерам было уже все равно. Улучшают они наше положение или ухудшают, но если они должны действовать с 1 января, то почему их до этой даты не приняли?

После этого Карен Оганян и Александр Бакаев по оче­реди стали рассказывать, как все устроено во Франции, где система почти как у нас, только лучше. Причем по версии Оганяна, там советуются с налоговиками прежде, чем менять что-нибудь в бухучете, а по версии Бакаева – наоборот, в парламент, когда обсуждаются новые законы, зовут специалиста по бухучету.

Насколько можно было понять из их эмоционального диалога, во Франции все хорошо, потому что там все действуют согласованно. Не как у нас. Так все и закончилось. И если у кого-то из присутствовавших на пресс-конференции сначала не было вопроса «Куда бежать?», то после ее окончания он возник. Потому что надежды, что хоть кто-то из наших чиновников понимает, что делать, не осталось.

Опубликовано: Журнал "Расчет" № 2/2002.